RSS  |  Сделать стартовой  |  В избранное  |  ИА "Взгляд-инфо"
 
№ 352 от 22 ноября 2016 г.  
Саратовский взгляд
Без категории
Многоходовое поражение, или Как полиция ищет базу для уголовных дел в хозяйственных спорах
27 декабря 2012, 02:03
Автор: Александр СОКОЛОВ
Комментарии: 1

Профессиональная деятельность саратовского адвоката Юрия Пилипенко и его тесные взаимоотношения с полицией уже были предметом рассмотрения «Взгляда».  В статье «Давили на суд, раздавили репутацию» от 16 февраля 2012 года мы рассказали читателям, насколько широк арсенал методов этого юриста, когда он, защищая собственные интересы в гражданском деле, может инициировать уголовное преследование своих бывших деловых партнеров. Но смеем предположить, что на этот раз Фортуна отвернулась от него и его семьи. В отношении жены известного адвоката уже возбуждено исполнительное производство, в соответствии с которым ей, вероятно, придется раскошелиться на крупную сумму и вернуть более 9 млн рублей.
 
НАТРАВИЛИ
СЛЕДСТВИЕ НА СУД?
 
  Основанием для взыскания 9 млн рублей с четы Пилипенко послужило решение Кировского районного суда от 30 января 2012 года. Тогда судья Ульянкин признал долг Татьяны Пилипенко перед кредиторами в размере 8,5 млн рублей. Еще немногим менее 900 тысяч рублей составили проценты за пользование чужими средствами. Все эти деньги супруга адвоката Пилипенко взяла в долг, но затем не стала возвращать его деловым партнерам.
  Но супруга адвоката пошла по странному пути вместо того, чтобы защищать свои интересы в рамках гражданского дела. Она обратилась с заявлением в полицию. И обвинила людей, у которых заняла деньги, в мошенничестве. Якобы те подделали договоры займа и при помощи суда получили основание их взыскания. Впрочем, логика несколько странная. Если супруга известного адвоката уверена, что договор займа фиктивный, она легко могла заявить об этом в гражданском порядке. К тому же этот факт легко проверить при помощи экспертизы. А суд на основании выводов специалистов мог бы установить факт  и передать материалы в полицию. И тогда стражи порядка привлекли бы виновников к уголовной ответственности на основании фактов, установленных в ходе гражданского процесса. Тем более что основная доказательная база была бы уже собрана и оставалось бы только передать материалы в полицию. Но вместо этого госпожа Пилипенко в течение определенного времени ходатайствовала об отложении процесса под различными предлогами.
  В то же время к судье, рассматривавшему дело в первой инстанции, стало обращаться следствие. Так, в частности, работники следственного отдела при шестом отделе полиции, которым руководит госпожа Кучмина, трижды пытались завладеть подлинником договора займа. Своими действиями они осложняли гражданский процесс, поскольку в результате в деле не осталось бы одного из главных доказательств долга – оригинала документов. Обращения шли не только в адрес служителя Фемиды, рассматривавшего дело, но и к председателю райсуда. Впрочем, безрезультатно.
 
АДВОКАТ
СЛЕДОВАТЕЛЮ ДРУГ, ТОВАРИЩ И БРАТ?
 
  Создается впечатление, что супруга известного саратовского адвоката просто не доверяет судам. Или полагает, будто экспертиза, назначенная судом, не имеет такой же установленной законом силы, как и полученная в ходе следствия.
  Впрочем, обвинять чету Пилипенко в юридической безграмотности не стоит. Если адвокат Пилипенко и его жена действовали именно так, то в деле должен был быть конкретный расчет. Попытаемся выдвинуть свою версию событий. Нельзя исключить, что известный адвокат Пилипенко имеет связи в среде силовиков – длительная совместная работа на юридической стезе благоприятствует этому. Для защиты интересов семьи он мог обратиться к определенным людям. А может быть, даже попытался как-то полицейских «замотивировать»? Впрочем, в данном случае мы даже не допускаем таких заведомо незаконных действий, как подкуп. Раскрытие дела о крупном мошенничестве на миллионы рублей стало бы украшением репутации любого следователя. А уж если речь идет о том, что потерпевшей стороной является семья адвоката, то это могло существенно облегчить сбор доказательной базы. В итоге выиграть могли все, и полицейские, и адвокаты: одни – получить раскрытое дело, вторые – освободиться от крупного долга.
  Однако уже на первом этапе расследования силовиков ждала неудача. Суд, рассматривавший гражданское дело, отказался передавать следствию оригиналы документов, необходимых для собственного решения по данному делу. И дело могло закончиться ничем.
 
НЕТИПИЧНАЯ
ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ
 
  Впрочем, даже когда судейский корпус не поддался давлению, полицейские пошли на нетривиальный шаг: они провели исследование по копии договора займа и возбудили уголовное дело. Этот случай можно считать весьма выдающимся. Нередко суды даже при рассмотрении гражданских дел просто отказываются изучать копии, требуя от стороны предоставить оригинал документа. И это касается споров, на чаше весов которых лежат лишь деньги. А тут, когда на кону стоит свобода человека и уголовное преследование, силовикам достаточно лишь копии! И это было сделано несмотря на то, что с копии нельзя взять ни образцов чернил, ни образцов бумаги, невозможно установить время подписания и прочие юридически значимые факты.
  Если следствие пошло на такой шаг, то у полицейских должны были быть очень веские основания для возбуждения дела. Можно предположить, что цель уголовного  преследования – влияние на истца, а не расследование преступления. Учитывая недостаточность доказательств, второе предположение не лишено смысла. И если дело действительно обстоит так, то силовики сами попались в ловушку. Ведь рано или поздно подготовленные материалы следствия надлежит придать гласности и передать в суд. О том, как они были оценены Фемидой, наглядно свидетельствует постановление Фрунзенского районного суда от 24 сентября 2012 года.
 
УБЕЖДЕНИЯ ПРОТИВ ФАКТОВ
 
  Председательствующий в деле судья Бережнов посчитал, что в собранном материале «установленные  нарушения уголовно-процессуального законодательства являются существенными, не устранимыми в судебном заседании, что исключает возможность постановления судом законного и обоснованного приговора или вынесения иного решения, суд считает необходимым возвратить данное уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом». Проще говоря, суд дал совместному творчеству следствия и четы Пилипенко невысокую оценку.
  Теперь обратимся фактам недомолвок в этом деле более подробно. «Следователь не принял мер, предусмотренных ст.73 УПК РФ и в материалах дела отсутствует решение Кировского районного суда, – указывала сторона защиты в процессе. – В настоящее время потерпевшая Пилипенко Т.В. с участием своего представителя Пилипенко Ю.Н, не исполняют обязательств по договору займа и препятствуют рассмотрению гражданского дела в апелляционной инстанции».
  Иными словами, это наводит на мысль, что в основу обвинения легли не все имеющиеся в деле доказательства, а только те, которые подтверждают фабулу обвинения. Ведь иначе оно должно было учитывать и прямо противоположные обстоятельства. Может быть, следствие имело определенную направленность либо действовало в интересах конкретных лиц?
  Обнаружил господин Бережнов и другие существенные обстоятельства в деле, цитируем: «Суд считает, что в обвинительном заключении по факту хищения имущества Пилипенко Т.В. указаны не все обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела». При этом суд подчеркнул, что, по сути, в деле не раскрыты: «место и время совершения преступления, мотивы, цели совершения преступления, не указаны конкретные действия обвиняемого, направленные на хищение имущества Пилипенко Т.В.».
  Есть в деле и совсем парадоксальные заключения. Так, с одной стороны, следствие указывает, что «действия обвиняемого не были доведены до конца по независящим обстоятельствам». С другой стороны, обвинение предъявлено по факту оконченного преступления.
  Действиям по возбуждению дела с использованием копий документов дана соответствующая оценка. «Согласно обвинительному заключению предметом инкриминируемого преступления является договор займа, датированный 06.08.2008 г. Однако органами следствия не было предпринято надлежащих мер в рамках действующего законодательства по истребованию и приобщению подлинника указанного документа к материалам дела», – заключил судья. Тем самым он фактически заявил о том, что  недопустимо предъявлять обвинение без наличия достаточных доказательств по делу. В данном случае, без важнейшего доказательства оригинала договора займа.
  В итоге суд постановил: «возвратить уголовное дело прокурору Фрунзенского района для устранения препятствий в его рассмотрении судом».
  Не достигла успеха чета Пилипенко и на ниве обжалования судебного решения. Апелляционная жалоба и последовавшая вслед за ней частная жалоба были оставлены коллегией областного суда без удовлетворения. В итоге дело о взыскании с супруги юриста суммы 9 миллионов рублей вошло в решающую фазу. 24 ноября 2012 года было возбуждено исполнительное производство по делу.
  В итоге решение, обязывающее супругу адвоката Пилипенко расплатиться со своими кредиторами, вступило в законную силу. По уголовному делу следствию не удалось даже собрать необходимую доказательную базу, которую бы суд посчитал достаточной для начала судебного процесса. Сам адвокат в ответ на принципиальность служителей Фемиды завалил жалобами все судебные и прокурорские инстанции, когда стало ясно, что его многоходовая комбинация так и не увенчалась успехом. Может быть, такой исход этого частного дела является закономерным, после того как свою должность оставил начальник городского Следственного отдела господин Альбеков, а новое руководство ведомства с большим пиететом относится к наказу Президента страны Владимира Путина, призвавшего силовые ведомства не вмешиваться в споры частных лиц и хозяйствующих субъектов.
 

Последние выпуски
№ 352 от 22 ноября 2016 г.
№ 351 от 26 ноября 2015 г.
№ 350 от 11 декабря 2014 г.
№ 349 от 16 декабря 2013 г.
№ 50 (348) 27 декабря 2012 г.
№ 49 (347) 20  26 декабря 2012 г.
№ 48 (346) 13-19 декабря 2012 г.
№ 47 (345) 6-12 декабря 2012 г.
№ 46 (344) 29 ноября  5 декабря 2012 г.
№ 45 (343) 22-28 ноября 2012 г.
 Архив новостей
О нас




статьи